Мракобесы без маски

Эти слова она выкрикивала хриплым голосом, и ужас овладел мной. Неужели это «пророчество» будет выполнено?

Михаил подошел к ребенку, по мать крепко держала его.

- Не допущу, — воскликнула она, — чтобы мой единственный сын умер!

Она еще крепче прижала его к своей груди и крикнула: «Не бой­ся, мой мальчик, мое милое дитя, я никому тебя не отдам!».

Ребенок, понявший, что ему угрожает опасность, стал жалобно плакать. Подошла Головнева, ста­ла «пророчествовать».

— Дочь моя Екатерина! Не ду­май, что я хочу тебе худа, нет, я хочу тебе только лучшего. Если твой сын умрет сегодня, он сразу же попадет в рай. Он будет моим ангелом. А если только он останет­ся в живых, то я предвижу, что он будет великий безбожник и после смерти примет муки в аду.

Эти слова шли «от имени бога».

Затем она подошла вплотную к вдове и подняла ее руки. Мать ре­бенка, видимо, потеряв сознание, свалилась на пол.

Криволапов взял мальчика и по­дошел с ним к столу. Теперь уже не один я, а все присутствующие были в великом страхе и ужасе. Некоторые отвернулись, чтобы не видеть казни, некоторые закрыли глаза, а некоторые, как и я, не имели сил пошевелиться и наблю­дали за действиями пресвитера.

Никогда не забыть мне, как ужасно плакал ребенок, призывая мать. Этот крик мог бы разжало­бить даже лютого зверя.

Но Криволапов не дрогнул. Он взял нож и, поточив его, положил около мальчика. Затем, попросив у бога благословения, связал маль­чику руки и ноги, поднял его над большой полированной чашкой, взял в руки столовый нож и уда­рил мальчика в грудь. Ребенок вздрогнул, на мгновение замолчал, его как бы всего свело судорогой. Удар пришелся по правой стороне грудной клетки. Прошло несколько секунд, и мальчик опять стал кри­чать: «Ма-мень-ка, ма-ма!» В это время Криволапов нанес ему вто­рой удар ножом. На этот раз па­лач угодил в сердце: мальчик за­хрипел, опять его вздернуло, свело судорогой и он затих.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Комметирование закрыто.